jumbojet
Шел 2012 год, ноябрь, я катался по кемеровской области в рамках командировки. Очаровательный Киселевск сменился мрачным Прокопьевском, а поздним вечером я добрался и до еще более мрачного Новокузнека.

Если Прокопьевск произвел на меня гнетущее впечатление, то Новокузнецк – и вовсе пугающее. Я сошел с электрички на вокзале, и пошел пешком по серым улицам, усыпанным черным снегом, до квартирного бюро, которое выдало мне ключи от места, где мне предстояло провести ночь. Над городом висел смог, воздух был пропитан свинцов и я втягивал его в легкие с усилием и отвращением. Все встреченные мне на пути люди были мрачными и хмурыми. А в середине пути мне навстречу и вообще шла компания из пяти классических гопников, переговаривавшихся между собой исключительно на матах. Я даже раскрыл свой швейцарский ножик и убрал руку с ним в карман, на всякий случай, но гопникам было не до меня, они выясняли какие-то свои отношения. Четверо орали на пятого, а пятый шел чуть впереди них, держа в руке открытую бутылку водки и кричал им: "Не подходите, мля! Я вылью! Вылью, мля! Серьезно, вылью! Не подходите!"

Узнавать, чем кончилась эта история, я не стал, прошел мимо, обойдя их по широкой дуге, и вскоре добрался до квартиры, которая должна была стать моим пристанищем на одну ночь. Квартира была такой же серой, как все вокруг. Продавленный диван, гнутая кровать, постельное белье с прорехами, плита, имевшая два режима: "40 градусов" и "температура поверхности солнца", причем на реле печки не было никаких отметин и подбирать режим пришлось экспериментальным путем.

Я устал за день, но хотел есть, поэтому мне снова пришлось выйти из своего убежища в этот мрачный город. Прогулка через пару улиц до магазина походила на кадры из какого-нибудь фильма о конце света. Ночь, горят далеко не все фонари, зато пылают несколько мусорок, с разных сторон время от времени раздаются крики и мат, и кажется, что люди вот-вот начнут крушить витрины магазинов, растаскивая все, до чего сумеют дотянуться.

Я поужинал, прислушиваясь к постукиваниям за стеной и пьяным воплям на улице. Настроение было ни к черту, усталость брала свое, глаза закрывались, а на душе было сумрачно и серо. Я чувствовал, что не нравлюсь этому городу. Чувствовал угрозу в каждой тени. На душе было неспокойно, как будто кто-то идет за мной по пятам.

Я сказал себе: "Это просто усталость"! Я сказал себе: "Просто город такой"! Я закрыл дверь на все замки, поставил перед ней стул, чувствуя себя полным идиотом, положил рядом с собой на кровать раскрытый нож и лег спать, сказав напоследок: "С фильмами ужасов надо завязывать. Фигня всякая в голову лезет!"

Я проснулся посреди ночи. Или думал, что проснулся. Не знаю. Проснулся от чьего-то присутствия рядом.

Я открыл глаза и увидел стоявшую возле кровати человеческую фигуру. Девочку, или молодую девушку. С грязного серого платья и длинных волос, закрывающих лицо, на пол беззвучно стекала вода. В тусклом свете уличных фонарей, заглядывавших в мое окно, я видел, что кожа на ее руках серо-зеленого цвета.

Я узнал ее сразу. Да и любой бы узнал мою жуткую ночную гостью.

Но я все-таки спросил:

- Самара Морган?

Она кивнула.

Я не знаю, почему я не испугался. Страха не было вообще. Да, ко мне заглянула Самара. Это нормально. Я ждал, что мою дверь будут ломать гопники, или что ее откроет своим ключом грабитель, пришедший по наводке менеджера квартирного бюро, а пришла Самара. Все нормально, ничего необычного.

- Спать хочешь? – спросил я ее, и девочка снова кивнула.

- Я тебя под одеяло не пущу, ты мокрая. Иди на диван!

Она кивнула в третий раз и пошла к дивану, а я снова закрыл глаза и уснул.

Проснулся я уже с рассветом, за пару минут до будильника. Проснулся, вспомнил свою ночную гостью, и вот тогда меня пробрала дрожь. Вот тогда я осознал, кто приходил ко мне, в реальности, или в затуманенном усталостью и новокузнецким смогом воображении. Вот тогда мне стало очень холодно…

Диван был сухим.

А увлечение фильмами ужасов – не такое уж и плохое увлечение. По крайней мере, я не испугался визита одного из самых страшных монстров мирового синематографа.

С тех пор я хочу еще раз приехать в Новокузнецк. Может быть, она придет ко мне снова? Тогда я пущу ее к себе в постель, укрою своим одеялом. Ей же холодно там, в этом сером городе. Ей же хочется тепла... Как и Новокузнецку.

@темы: Мемуары ебалая