15:34 

Турбовинтовой ТУ-737

jumbojet
В далеком 2008-м году мы с женой впервые побывали за границей. Недалеко побывали, в Кыргызстане. Если быть точнее, то на берегу его жемчужины - озера Иссык-Куль, оставившем у нас только самые теплые и приятные воспоминания. Но как мы туда добирались... Собственно, об этом и история!

Регион для поездки выбирался по следующим критериям: чтоб туда надо было лететь, а не ехать, чтоб там были горы, тепло, вода, и чтоб не требовался загранпаспорт. Киргизия соответствовала всем этим требованиям. За путевкой мы пришли в "Бюро путешествий "Мир", где милая и вежливая девушка рассказала нам все, что мы хотели знать об этой стране, назвала приемлемую цену и предложила подписать договор.

- А сколько времени в пути? - спросил я.

- Около 4 часов на самолете. Ну и там на автобусе еще немного.

- А немного - это сколько?

- Да вы не волнуйтесь. Вас там встретят, трансфер до пансионата включен в стоимость.

Это не было ответом на мой вопрос, но почему-то я не заподозрил подвоха. Зато спросил я о другом:

- А какой тип воздушного судна нас туда повезет?

- ТУ-154! - гордо ответила она и я успокоился.

Задумался я уже дома. У меня в голове никак не стыковались понятия: "Ту-154" с его крейсерской скоростью около 850 км/час, Бишкек, до которого по прямой - 1,5 тысячи километров, и около 4 часов в воздухе! Ну не сходилось у меня что-то, хоть ты тресни! Как можно 4 часа лететь 1500 километров при скорости 850 км/час? Даже с учетом взлета и посадки, выхода на воздушную трассу и т. д. 2,5 часа - самое то, а вот 4 - это уже слишком.

Другой бы не заметил, но не я... Я не только заметил, я еще и докопался. Стал искать. Итак, что мы имеем? Рейс - регулярный, просто туроператор выкупает часть билетов. Кто у на на регулярной основе летает из Новосибирска в Бишкек? Как оказалось - всего две авиакомпании. "S7" и "Avia Traffiс Company". Звоню в "Мир":

- Скажите, а какой авиакомпанией мы летим?

- Ой, я не помню названия...

- S7?

- Не помню.

- Avia Traffic?

- Не помню.

- Блин! Хотя бы русская она, или киргизская?

- Киргизская.

Все стало ясно. Наш перевозчик - "Avia traffic"!

Что у нас там в парке авиакомпании? Это сейчас, на момент написания этой заметки, в "Авиа траффике" летают BAE-146 и B 737-300. Тогда, в 2008-м, авиакомпания имела всего два самолета! АН-24. Это прекрасно объясняло время в пути, крейсерская скорость АН-24 всего 460 км/час.

Уже просто из любопытства я стал копать дальше, что же это за самолет такой. Узнал бортовые номера обоих самолетов. Узнал, какой из них стоит на рейсе "Новосибирск - Бишкек". Отследил его судьбу... Год рождения - 1975-ый. Эксплуатанты: "Аэрофлот" - до 90-го года, "AirCongo" - до 2005-го. "Авиа Траффик" - в настоящий момент.

Всей этой информацией я зачем-то поделился со Светой и ей поплохело. Тридцатилетний самолет с пропеллерами (слово "турбовинтовой" ей никак не давалось), летавший ранее в Конго - это было для нее слишком сурово. Для нее это вообще был первый полет в жизни и то, что лететь ей предстояло на этом странном агрегате - бодрости не прибавляло. Мои аргументы о том, что 30 лет для самолета - не возраст, а АН-24 - это вообще машина, которая практически не может упасть, а если и упадет - не разобьется, на нее не действовали.

И вот настал день Хы! Мы приехали в "Толмачево", прошли регистрацию и в числе табуна других туристов и просто обладателей билетов на этот рейс, тусовались в зале ожидания, любуясь в окна на летное поле и стоящие там самолеты. Наибольший интерес вызывали, конечно, улетавшие куда-то с интервалом в десять минут СУ-24, от грохота которых вибрировал весь терминал аэропорта, но чем ближе вылет, тем больше народу начинало интересоваться вопросом: а где же наш самолет?

Мы то со Светой нашего маленького красавца приметили сразу, как только это чудо приземлилось и выгрузило прилетевших из Киргизии пассажиров. А вот для остальных туристов, видимо не задумывавшихся о скорости и расстоянии, прилет АН-24 прошел не заметно. Они то ждали большого и красивого авиалайнера...

Вокруг негромко переговаривался народ:

- Мы вон на том летим, наверное! - говорил кто-то, показывая на хвост притулившегося в уголке ТУ-154 "Алросы".

- Наверное - вон он, наш! - это уже другая семья разглядывала 737-ой "Боинг" "S7", подрулившего к терминалу. Я тогда еще подумал: вот туебни, не могут нашего красавца "Туполя" от этого заграничного лайнера отличить. Оказалось, не в этом дело. Часть группы формировалась в Новосибирске, и всем нам говорили что мы летим на ТУ-154. Другая часть приехала из Томска. И томский филиал "Мира" уверял, что это будет "Боинг". Какой - не сказали, но народ решил что скорее всего 737-ой.

И тут кто-то из постоянных летунов этого рейса (напоминаю, рейс - регулярный, не чартерный), не выдержал: "Да о чем вы? Вон он, наш самолет!" Народ зашептался, забеспокоился. Наконец кто-то выдал единственное логическое объяснение происходящему: "Наверное, авиакомпания борт сменила!" На что постоянные летуны удивились: "Да он уже год тут летает! У "Авиа траффика" другого самолета и нет в общем-то!"

Беспокойство усиливалось с каждой минутой. Своего пика оно достигло, когда двери отстойника открылись и нас повели к самолету. Знаете, как садятся в АН-24? Думаете, по телескопическому трапу: Черта с два! Этот самолетик метра на три ниже этого самого трапа! Если вы думаете, что к нему подают трап на колесах - вы тоже здорово ошибаетесь и, видимо, не видели вблизи этот "Икарус с крыльями", как его окрестила моя Света.

Из двери просто выпала металлическая лесенка, по которой нас и пригласили подняться на борт, порекомендовав первыми грузиться тех, у кого места в передней части салона, а то разойтись в узком проходе довольно сложно.

Мы, заранее подготовленные, взяли места ближе к хвосту - там адский гул моторов слышен чуть меньше. Тем, кто сидел прямо за двигателями, я могу только посочувствовать. В самолете было жарко как в духовке. На просьбу включить кондиционер, бортпроводница загадочно ответила: "Еще ВСУ" не запустили...

Минут через 10, когда весь народ погрузился и расселся, стали запускать ВСУ.

К левому двигателю самолета подкатила машина с какой-то хреновиной. Наш пилот забрался на машину, взял в руки два провода, тянущиеся от хреновины и сунул их куда-то в недра двигателя. По характерной вспышке и легкому дымку стало понятно: прикурил! Завел, как автомобиль в мороз!

Ожили кондиционеры и освещение. В первые несколько минут мы обрадовались: ура, холодный воздух. Потом - загрустили. По ногам дуло мощно и весьма морозно. Из расположенных над головой отверстий ощутимо потянуло холодом... Знаете, как выглядят кондиционеры в самолетах? Круглая такая штуковина над тобой, которую можно несколькими изящными движениями подрегулировать - направить на себя или чуть в сторону, увеличить мощность воздушного потока или наоборот уменьшить хоть до нуля... А знаете, как выглядит кондицонер в АН-24 "Авиа траффика"? Дырка с пластиковым обрамлением в потолке, из которой на тебя фигачит струя ледяного воздуха! Причем на эшелоне воздух становится еще холоднее - видимо прямо снаружи поступает!

Самолет покатился по рулежке. Стюардесса раздала "взлетную" карамель и пакетики. Каждому - штук по десять. Я не удержался и спросил:

- Я что, так плохо выгляжу?

- Нет, это не для вас. Кондиционер ими заткните!

Я послушался. Стало теплее.

Самолет вырулил на полосу, покачал механизацией крыла, повилял хвостом и собрался взлетать. Бортпроводники провели стандартный инструктаж по технике безопасности и правильной эвакуации, но поскольку делали они это под рев двигателя и на смеси русского и киргизского - никто особо ничего не понял. Ну и ладно! Пристегнулись? Перекрестились? На взлет!

Гул моторов усилился и самолет помчался вперед, набирая скорость! Сначала было ничего, но к середине полосы задребезжал наш иллюминатор.

- Это нормально? - спросила бледнеющая Света.

Я кивнул и прижал иллюминатор рукой, чтоб не нервировал.

Знаете, как бежит АН-24 по полосе? Как радующийся каникулам ребенок! Вприпрыжку! Побежит-побежит, подскочит, снова побежит-побежит, подскочит... И вот, о чудо, подскочив в очередной раз, он не коснулся полосы, а устремился в небо! Земля удалялась медленно и не спеша - это ж вам не лайнер с его турбинами, это турбовинтовой самолет. Куда ему спешить&

Набор высоты продолжался секунд двадцать, а потом я ощутил, что мы падаем! Плашмя ухаем вниз!

У меня вестибулярного аппарата, кажется, нет вообще, поэтому я позеленел. Света - побледнела. Секунда падения, и мы снова набираем высоту. Еще десять секунд лета - мы снова ухаем вниз. По салону раздаются нервные смешки, кто-то восклицает: "Прикольно! Как на американских горках!"

К пятому срыву с потока не шутит уже никто. Когда самолет начинает падать в очередной раз, люди только сдавленно охают. На фоне могучего гула винтов кто-то тихонько блюет - благо что пакетиков много.

Я - зеленый как гусеница. Света - белая как куколка. Летим...

Упасть мы порывались раз шесть или семь. То ли что-то не так было с воздухом, то ли с ветром, то ли с пилотом. Не знаю... Знаю только, что страшно стало даже мне, никогда не страдавшему аэрофобией и готовому доверить самолету и жизнь, и честь и будущее.

Взлетели! Самолет больше не пытается упасть - выйдя на эшелон он уверенно лег на поток и полетел в сторону Бишкека. Бортпроводники разнесли еду и ушли куда-то в свой уголок в хвосте, где и уснули, чтобы больше не показываться до конца полета.

Летим... Из туалета пахнет куревом - на ТБ положили все. На мнение окружающих - тоже. Мы - летим, время - ползет. 4 с небольшим часа в итоге вылились в 5! К середине полета у меня сдохли кресло и ремень. С ремнем - фиг с ним, он просто перестал застегиваться, а вот кресло перестало фиксироваться в верхнем положении. Стоило в него сесть, как спинка тут же откидывалась в крайнее нижнее, и никакие силы не могли его зафиксировать в поднятом состоянии.

Бишкек близился. Бортпроводники и бортпроводницы проснулись.

- Приведите спинки кресел в вертикальное положение и застегните ремень безопасности!

- А я не могу!

- Как не можете?

- Ни так не могу, ни этак не могу! Попробуйте сами!

Девушка садится на мое место, шаманит с механизмом кресла, материт замок ремня. Встает, виновато разводит руками.

- Ну и как мне быть?

- Как-нибудь так...

- А, ну тогда понятно.

Сажусь, кресло откидывается в лежачее положение. Я демонстративно завязываю ремень узлом на пузе, крепко сжимая его рукой, чтоб не развязался.

Летим... Город уже виден, самолет начинает снижаться активнее и... и мы опять ухаем вниз!

Немного аэродинамики. Самолет держится в воздухе за счет разницы в давлении. Каплевидная форма профиля крыла позволяет создать над ним область низкого давления, так что самолет скорее не лежит на воздухе, а присасывается к нему. Механизация крыла - предкрылки, закрылки и прочее - позволяют изменять направление потока, регулируя его скорость и давление. Есть у самолета такие характеристики как скорость сваливания (минимальная скорость при которой крыло еще создает разницу давлений) и предельный угол тангажа (то есть угол наклона самолета к набегающему потоку, при котором крыло также теряет подъемную силу). Что делать, если ты сорвался с потока, то есть допустил угол тангажа больше (или меньше, если нос ты наклонил к земле) критического? Срочно увеличивать тягу - скорость набегающего потока позволит увеличить подъемную силу, и выправлять угол до жизненно необходимого.

Я - не пилот, так что мои слова нужно делить на восемь, но мне показалось что пилоты, заходя на снижение, просто опускали нос слишком низко, отчего подъемная сила крыла резко падала и самолет "проваливался" вниз, будто лифт у которого оборвался трос. Надо отдать им должное - реагировали они мгновенно: рев двигателей менял тональность, самолет задирал нос к небу и отрицательные перегрузки менялись на положительные.

Конечно, какие там перегрузки на АН-24... Так, мелочь даже в сравнении с тем, что мне довелось испытать при полете на "Бланике" и уж совсем ерунда в сравнении с тем, что выпадает на долю пилотов истребителей. Но... Эта история с падением и последующим набором высоты повторялась раз шесть, как и на взлете. Вестибулярный аппарат за такие приключения спасибо вам не скажет, это я говорю с уверенностью.

Не знаю, как выжил я, которого тошнить начинает уже на рулежке. Наверное останавливало меня то, что мне нечем было держать пакетик! Я летел к земле, одной рукой сжимая завязанный на пузе узел ремня безопасности, а другой - удерживая в вертикальном положении спинку кресла, потому что в лежачем положении меня тошнило бы еще сильнее.

Через проход от меня весь полет блевала девочка лет шести. На посадке она кричала: "Выпустите меня, я не могу больше!" И тут же доказывала, что еще может, что в ней еще что-то осталось.

Под нами показалась полоса. Я молился об одном: чтобы мы сели с первого раза, чтоб не ушли на второй круг. АН-24 - самолетик маленький, ему вся полоса нафиг не нужна, но мало ли! А еще одного захода на посадку я просто не выдержу, я прям тут и сдохну!

Вот она, полоса! Вот они, черные следы колес... Удар! Да, это был именно удар! Я отчетливо ощутил, как меня подбросило в кресле. Пара секунд - и снова удар, уже меньшей силы. Все, прилетели! Катимся по полосе! Тональность рева двигателей меняется - включился реверс. Салон жиденько аплодирует, кто-то радостно блюет...

- Мы совершили мягкую посадку в аэропорту "Манас"! - говорит бортпроводница, оттенок лица которой тоже слегка зеленоват.

- Мягкую? - робко спрашивает кто-то, но ответа не получает.

Прилетели...

Все 10 дней пребывания в чудесной Киргизии, этот полет был притчей, которую мы и еще двое туристов, попавших в нас же отель, радостно рассказывали всем окружающим. И чем ближе день отлета, тем явственнее было желание выкинуть билеты и поехать обратно поездом. И бог с ней, с казахской границей, на которой поезда и автобусы застревают на несколько часов. Все лучше этих 5 часов в голубом небе с зеленым лицом. Впервые в жизни мне не хотелось в небо! Впервые!

Среди прочих достопримечательностей, которые мы видели на Иссык-Куле, был культурный центр Рух-Ордо, на выходе из которого стоял громадный тибетский колокол, то ли освященный далай-ламой, то ли отлитый самим Гефестом - уже не помню. Суть его была в том, что если ударить в него, загадав желание - желание исполнится. К колоколу вела дорожка из кирпича, длиной метров в пять. Идя по ней нужно было очистить свой разум! Полностью! Не думать ни о чем! Подойти к колоколу, бросить купюру в ящик для пожертвований - этим ты показываешь мирозданию, что, мол, "Я - тебе, а ты - мне" и в эту секунду в твоем полностью чистом разуме выкристаллизуется ЖЕЛАНИЕ! То самое! Единственное, заветное, самое важное на свете!

Я сделал все правильно. Я прошел по тропинке, я очистил разум, я бросил в ящик купюру в 50 сом, я взял в руки молот, которым нужно было бить в колокол, и желание пришло! Я понял, что единственным моим желанием является ДОЛЕТЕТЬ ЖИВЫМ ДО ДОМА!

И знаете, обратно мы летели ровно! Без падений, без приключений, без чудес! Меня, правда, отравили самолетной жратвой так, что еще сутки я провел в туалете, причем с температурой, но... Но раз я пишу эти строки, значит я живой! И, между прочим, я все также люблю небо и все, что может летать!

Даже АН-24!

@темы: Мемуары ебалая

URL
Комментарии
2013-09-19 в 16:08 

All_ex
Эллипс - это круг, который можно вписать в квадрат 25х40
:lol: ... Ещё повезло, что на АН-26 не повезли...

2013-09-19 в 17:34 

jumbojet
А разницы-то? Они ж практически идентичные!

URL
2013-09-19 в 17:38 

All_ex
Эллипс - это круг, который можно вписать в квадрат 25х40
А разницы-то? Они ж практически идентичные! - АН-26 - грузовой... с откидными лавками вдоль бортов... читать дальше

2013-09-19 в 17:44 

jumbojet
А, точно! Я то чисто внешне смотрю!

URL
2013-10-05 в 01:29 

Anita Django
Нет смысла беспокоится о проблеме, пока наверняка не знаешь, что она существует.
С удовольствием прочитала Вашу историю, т.к. такой же полет мы с мужем пережили буквально на майские праздники, когда из Биша в Мск летели. АвиаТраффиком после этого зареклись летать:
- самолет точно мой ровесник, если не старше.
- милый "амэриканский" скотч, способный удержать металл; скотч, который мой муж так давно мечтал увидеть, но не в салоне же!
- сиденья не складывались; но хорошо еще мягкая набивка была.
- странный кондишн, начавший гнать горячий воздух. сначала холодный, потом горячий. и в конце опять холодный.
- и, как Вы правильно заметили, синенькие ПАКЕТЫ. Мы впервые на международном рейсе увидели, чтобы пассажирам выдавали пакетики. Что бы ни говорили сотрудницы "Траффика", первая мысль - пакетик для рвотных масс. Мы настолько офигели, что... стараясь не выказывать страха, спросили у стюардессы: "Неужели полет будет настолько плохим?" Она нас успокоила. Оказывается, на всякий случай. Ну, мало ли что бывает. Шанс увидеть пакетик в действии был. Соседка намеревалась метнуть обед (кстати, неплохой обед) в пакетик. Мы в это время кружились над "Домодедово". Обошлось.

Но самым неожиданным было продолжение, когда я в твиттере написала об этих злосчастных пакетиках, которые нас так повеселили. На мое сообщение ответила бортпроводница, которая с нами летела. И закидала меня обвинительными возмущениями в снобизме, "это вам не бар, чтобы еще и кофе разносить" и т.д.
В общем, "летайте самолетами Аэрофлота :)

ЗЫ. А вообще как Вам Киргизия? Понравилась? ,)

2013-10-05 в 06:31 

jumbojet
От Киргизии и ее жителей я полном восторге. Я хочу там жить! Я хочу быть частью этой чудесной страны! Навсегда!

URL
   

Ебалай в сети

главная