jumbojet
Я - городской человек. Дитя 21-го века, выросшее на благах цивилизации. Даже скорее жертва цивилизации… Отправляясь на ночную прогулку по Заельцовскому бору я уповал только на свой фонарик, полагая что в лесу будет темно и жутко. Еще ведь и жену как-то уговорил с собой пойти! Света упиралась, бодалась, обзывала меня лесным туебнем, но как-то все-таки согласилась.

Лес, ночь, полнолуние - идеальные предпосылки для событий фильма ужасов.

Но почему-то фонарик я выключил уже минуте на десятой трехчасовой прогулки по лесу, и затем включал его только обходя места, подозрительно смахивающие на лужи, а страха или даже какой-нибудь первобытной жути цивилизованного человека, оказавшегося в темном лесу я не испытал ни разу, даже оставшись на темной тропе один. Наоборот от десятиминутной прогулки в одиночестве по темной тропе я получил самое большое удовольствие за всю эту ночь!

Полная луна купалась в тучах, то выныривая из них и освещая лес ярким светом, сравнимым по интенсивности со светом моего фонарика, то снова прячась, тускло просвечивая через бегущие по небу рваные облака. Я шел, поминутно останавливаясь, чтобы полюбоваться небом, а мои мысли, ничем не сдерживаемые, бежали впереди меня! Лес пел и шептал что-то на своем языке, которого я, городской, увы, не понимал, но все равно наслаждался его голосом. А где-то далеко в нескольких километрах восточнее, дышал город, и его дыхание, в отличие от шепота леса, не казалось родным и манящим к себе.

Когда оказываешься в лесу и слышишь вдалеке городской шум - понимаешь, что он дышит не ровно. Что это дыхание курильщика, легкие которого чернее ночного неба. Город не дышит - город хрипит и воет, задыхаясь и кряхтя. Он не спит. Никогда не спит, в отличие от мерно дышащего и нашептывающего что-то во сне леса.

Мы гуляли по лесу почти три часа, пару раз останавливаясь на короткие привалы. Вячеслав - наш проводник в этот темный, но совсем не мрачный мир, разводил костры и рассказывал истории о прошлом векового леса, вынужденного соседствовать с хрипящим и воющим городом. Но чаще на привалах мы просто сидели и смотрели на огонь, любуясь танцем языков пламени. И огонь в отличие от света фонариков, не резал глаза и не слепил…

Финалом ночи был чум. Очаг, огонь, переменчивые тени на стенах и песни под гитару в исполнении Виталия Красного. То горловое пение, то обычное… Почти транс. Почти понимание Главного Вопроса Жизни, Вселенной и Вообще…

Почти… Надо сходить на ночную прогулку по Заельцовскому Бору еще раз, может быть тогда я перешагну это "Почти".

Когда находишься в городе - не слышишь его дыхания. Даже не потому, что оно становится фоном, а потому, что дышишь в одном ритме с ним. Бежишь, задыхаясь и хрипя. И только покинув город - понимаешь, что такое свобода в груди.

Знаете, чего я боялся, входя в ночной лес? Мне чужды аккуратность и грация, я не умею смотреть себе под ноги, и даже проходя по офису, в котором я работаю уже почти два года, я собираю стулья, столы, а иногда, если не увернутся, людей. Я боялся, что в ночном лесу я точно убьюсь! Свалюсь в какую-нибудь яму, запнусь о какой-нибудь корень и сломаю себе пару конечностей…

За эти три часа я не споткнулся ни разу! Почему? Потому что лес не агрессивен, в отличие от офисов и каменных джунглей.

@темы: Размышления о важном, Ни о чем